Российский траст: Какие проблемы решают персональные фонды

Иннокентий Хвостов Начальник Департамента инвестиционного менеджмента

 

Процесс деофшоризации, охвативший в последние годы весь мир, повысил спрос российских бизнесменов на отечественный аналог английских трастов — персональные фонды. Подобная упаковка активов позволяет решить проблему передачи наследства, минимизировать налоговую нагрузку, а также сохранить в тайне собственников. Высокой ликвидностью такой способ хранения активов не обладает, но позволяет предусмотреть регулярные выплаты.

 

Мировой опыт

 

Институт западных трастов имеет многовековую историю. Впервые они появились в Англии еще во времена крестовых походов, когда рыцари вынуждены были на длительные сроки покидать свои родовые замки. В результате их имущество оставалось без присмотра и его могли разграбить, отнять. К тому же рыцарь мог погибнуть в походе — и в этом случае наследники оставались без наследства. В качестве защиты от этих рисков и возник институт трастов — система отношений, при которой имущество передается в распоряжение доверительного собственника, но доход с него получают бенефициары. Роль управляющих первоначально выполняли монастыри, чье имущество было неприкосновенным.

 

Впрочем, церковь тоже не всегда оправдывала возложенное на нее доверие, и вернувшиеся рыцари зачастую были вынуждены защищать свои интересы в суде по принципу справедливости. В итоге сложилась система, когда имели место два собственника: «законный» (трастовый собственник — управляющий имуществом) — его титул защищали суды общего права, и «справедливый» — его титул защищали суды лорда-канцлера. После слияния в XIX–XX веках судов общего и справедливого права система «двойного» права закрепилась окончательно. «Позднее, включая современность, регулирование траста расширялось как прецедентными способами, так и нормативными установлениями. И стало одним из основных инструментов установления доверительных отношений по управлению имуществом одних лиц другими»,— отмечает управляющий директор Accent Capital Андрей Богданов.

 

В настоящее время трасты используются в первую очередь в качестве семейных и наследственных фондов, а также попечительских — для несовершеннолетних и недееспособных. Есть трасты для урегулирования владения и управления частными бизнесами. Широко распространены и инвестиционные трасты, которые решают широкий спектр задач, начиная от управления институциональными капиталами, вплоть до публичных инвестиционных фондов. «Трасты делят на "частные" и "публичные". Если первые предполагают бенефициарами-выгодоприобретателями конкретное физическое или юридическое лицо, то для последних выгодоприобретатель, по сути, целиком общество. В этом случае доходы направляются на различные благотворительные, общественно значимые цели, например в области медицины, образования, спорта»,— отмечает Андрей Богданов.

 

Российская история

 

Почти треть века назад Россия начала переходить к капиталистической экономике, соответственно, тогда же стало формироваться первое поколение российских бизнесменов. Сейчас многие предприниматели подошли к тому возрасту, когда самому заниматься бизнесом уже трудно, а передавать его по наследству не каждый хочет в силу ряда причин. Многие задаются вопросом: что же делать? Можно все продать и распределить деньги между наследниками. Но есть возможность оставить наследникам бизнес так, чтобы те могли получать от него доход, но не могли его «испортить». Для этого привлекаются внешние управляющие, имеющие квалификацию в данной области.

 

Одними из первых свои услуги по решению вопросов управления бизнесом, контролю и координации работы контрагентов предложили family offices. Первые семейные офисы в России создали иностранные банки, однако со временем такие услуги начали предлагать и российские банки, а также инвестиционные компании. На сегодняшний день семейные офисы занимаются не только управлением личным бизнесом, активами, планированием преемственности и вопросами наследования, но также решают бытовые вопросы — такие, как организация отдыха, образования и многое другое. Однако обслуживание в family offices доступно не каждому бизнесмену. В частности, бюджет single family offices варьируется от $1 млн до $5 млн в год, а значит, доступен инвесторам с активами не менее $300–500 млн.

 

В последние годы в борьбу за управление бизнесом состоятельных предпринимателей вступили российские управляющие компании, которые имеют в своем инструментарии аналог западных трастов — закрытые паевые инвестиционные фонды (ЗПИФы). «В российском праве нет другого инструмента с такими возможностями и характеристиками по строительству персональных финансовых холдингов. Персональный финансовый холдинг решает задачи по разделению юридического и бенефициарного владения, снимает риски потери активов и делает передачу в наследство более управляемой»,— отмечает директор по бизнесу «Сбербанк Управление активами» Екатерина Черных.

 

Изначально ЗПИФы создавались для коллективного управления, но в последние годы в связи с изменением законодательства они стали интересны для упаковывания частной собственности. По словам директора центра по работе с институциональными и корпоративными клиентами «Альфа-Капитал» Николая Антипова, опыт создания персональных фондов на базе ЗПИФов формировался с момента появления профильного законодательства в начале 2000 годов. В последующие годы сформировались нормативная база, правоприменительная практика, а также налоговый статус фонда и области его инвестиционной деятельности. «На сегодня ЗПИФ — полноценная инвестиционная платформа для реализации планов как отдельного бенефициара, так и его наследников и членов семьи»,— отмечает Николай Антипов.

 

Все за и против

 

Передать активы в управление УК можно и в рамках стандартного договора доверительного управления. При решении многоуровневых задач по сохранению, приросту, контролю активов ЗПИФы подходят лучше за счет более детального нормативного регулирования. «Контроль доверительного управляющего и активов осуществляется специализированным депозитарием, проверка фонда — аудитором, а оценка активов — независимым оценщиком»,— говорит управляющий директор УК «Открытие» Роман Соколов.

 

Персональные фонды отличаются юридической простотой и удобством аккумулирования активов внутри фонда и их структурированием, а также непубличным характером инвестиций, отмечает начальник департамента инвестиционного менеджмента «Газпромбанк — Управление активами» Иннокентий Хвостов. Формирование фонда занимает от трех до шести месяцев, из которых 25 рабочих дней идет на регистрацию правил фонда. После регистрации фонда и открытия счетов происходит передача активов в фонд, во всех реестрах собственником актива становится ЗПИФ, управлением которым занимается управляющая компания. Она же выполняет все функции собственника — участие в собраниях акционеров, голосования, назначения и т. п. «ЗПИФы обладают значительным уровнем конфиденциальности информации о владельцах, при этом для передачи имущества владельцу фонда достаточно лишь передать паи предполагаемому наследнику»,— отмечает Иннокентий Хвостов.

 

В случае фондов для квалифицированных инвесторов у пайщиков остается возможность контролировать деятельность фонда посредством участия в инвестиционном комитете. Но даже в этом случае он не может обязать управляющую компанию провести любую интересующую его сделку. По словам Екатерины Черных, если управляющая компания видит в предлагаемой пайщиком сделке существенные риски, она может отказаться от ее реализации. В этом случае пайщик может договориться с другой управляющей компанией. «Чтобы при работе фонда таких конфликтов не возникало, нужно заранее подробно продумать механизм взаимодействия и инвестиционную декларацию фонда»,— советует госпожа Черных.

 

Одним из важнейших преимуществ передачи пая ЗПИФу в случае дарения или наследования в том, что, в отличие от прямой передачи активов, не возникает налогового последствия.

 

«Налог на прибыль или НДФЛ платится только по факту погашения/продажи инвестиционного пая, а также при получении промежуточного дохода из фонда (при этом размер такого дохода можно регулировать)»,— отмечает Роман Соколов.

 

Недостатком персональных фондов можно назвать невысокий уровень ликвидности. Данные фонды открываются на 3–15 лет, и денежные средства можно получить только в случае погашения пая, при его закрытии или перепродаже сторонним инвесторам, которых придется искать самим, так как вторичного рынка по таким продуктам нет. В случае если имущество фонда обеспечивает получение дохода на постоянной основе, можно предусмотреть регулярные выплаты промежуточного дохода (аналог дивидендов). «Важно предусмотреть эту возможность в правилах фонда при их регистрации или внести позже соответствующие изменения. Также важен вопрос, что в рамках правил признается доходом, подлежащим выплате»,— отмечает заместитель гендиректора «КСП Капитал УА» Вячеслав Исмайлов.

 

Перспективы

 

В ближайшие годы спрос на персональные фонды — ЗПИФы будет расти, считают участники рынка. Этому будут способствовать не только продолжающийся процесс деофшоризации, но и изменения законодательства. В июле 2019 года были приняты поправки к законодательству, касающиеся деятельности управляющих компаний, которые существенно облегчают структурирование активов. По словам Екатерины Черных, в прошлом году был принят большой набор изменений, но наиболее важным для персональных фондов станет вступление в силу изменений в 156-ФЗ о возможности выхода из фонда и об отмене типовых Правил доверительного управления. Эти изменения снимают последние существенные риски клиентов в отношении действий управляющей компании при закрытии фонда. Ранее УК должна была продать имущество третьему лицу, а пайщику отдать деньги, теперь они смогут вернуть внесенный актив. «Дополнительное совершенствование инструмента и его применение в новых рынках инвестирования (venture и private equity, интеллектуальная собственность), планомерное ужесточение восприятия офшорных структур и санкционная риторика создают все предпосылки для продолжения роста интереса к инструменту»,— считает Николай Антипов.

 

Татьяна Палаева, Коммерсантъ

Все материалы